Голова девушки

Луи Давид – член Конвента

Третье произведение Давида, посвященное прославлению республиканского героя, портрет маленького барабанщика Жозефа Бара. Полотно, подготовленное только вчерне, хранится в Авиньонском музее. Заказанная в 1794 году картина не была закончена художником. Виной тому термидорианский переворот. Молодой герой изображен голым. Мятежники украли одежду мальчика и убили его за то, что он крикнул: «Да здравствует республика!». Жозеф Бара лежит распростертым на земле, он прижимает к груди трехцветную кокарду и бумагу – приказ, доверенный ему его начальником.


Эскиз-голова ребенка, сделанная с юного Байяра, ученика Давида, хорошенького мальчика с вьющимися волосами, полна прелести; пухлое тело напоминает тело девочки, оно трогательно в своей юности. Трудно судить об этом произведении, оставшемся незаконченным, но, возможно, что даже доведенное до конца, в точном соответствии с замыслом художника, оно все же уступало бы двум первым портретам «мучеников свободы». Давиду, не отличавшемуся богатым воображением, необходимо было лично знать свою модель; Жозефа Бара он никогда не видал и поэтому не мог испытать к нему таких чувств горячей симпатии, любви и сочувствия, как к Лепелтье и Марату.

Эти три портрета «мучеников революции»-любимцев народа- иллюстрируют цели, которые ставит себе искусство в «1-м и 2-м годах свободы». Искусство должно затронуть сердца и воображение народа и явиться действенным средством пропаганды революционной идеологии.

Франсуа Паре на заседании от 14 октября 1793 года с трибуны выразил эту мысль и предложил умножить репродукции с произведений Давида, чтобы во всех официальных учреждениях заменить ими «печальные распятия или разукрашенные портреты королей, развешанные повсюду из-за раболепства и средневековых предрассудков».

За шесть месяцев до этого выступления, 29 марта 1793 года, Давид защищал ту же мысль, тоже с трибуны Конвента. Он доказал, что художник служит родине своим талантом, которым его наделила природа.

«Истинный патриот должен со всей готовностью пользоваться каждым средством для просвещения своих сограждан и неустанно представлять их взорам проявление высокого героизма и добродетели «.

Благодаря этой поставленной перед ним цели искусство преобразилось: живописец не изберет уже теперь для своей картины фривольный сюжет, изящные сельские праздники или героев мифологии.

Утверждают, и не без основания, что наиболее ярко искусство эпохи революции сказалось во всенародных празднествах, в манифестациях, в праздниках, отмечающих исторические даты, а также в торжественных погребальных шествиях. Конвент пользуется этими праздниками, чтобы возбудить эмоции народных масс, организовать чувства и волю коллектива, но преследует иногда и чисто утилитарные цели, как, например, при организации праздника селитры. В чрезвычайно торжественной обстановке принимает Конвент в дар селитру, поднесенную школьниками. Селитру, столь необходимую для производства пороха, несут на львиных шкурах, сложенную пирамидами, горой и в виде революционных эмблем. За школьниками-дарителями следуют рабочие-металлисты – они держат в руках свои орудия производства и распевают специально созданный для этого случая гимн: «Тираны, трепещите, сейчас грянет гром».

Цель такой манифестации весьма понятна: возбудить гражданскую доблесть рабочих, от которых требовалось огромное напряжение, и заставить весь народ принять участие в поисках драгоценной селитры, тщательно обыскать, как того добивался Монж, подвалы по всей стране. И, действительно, поиски дали прекрасные результаты – селитра была обнаружена в большом количестве.

Публичное приношение даров как в древности воодушевляло народные массы, поддерживая в них чувство благородного соревнования. Все эти празднества, несомненно, поднимали дух народа и возбуждали в нем патриотизм и новое для него сознание классового достоинства. Кроме того, они раскрывали народу его значимость, его социальную ценность и необходимость сотрудничества всех в общем деле.

Резкое различие революционных празднеств от праздников при монархии обусловливалось активным участием народа в шествиях и в символических церемониях. Прежние религиозные или королевские процессии были для народа лишь зрелищами, участие в них принимали только сановные лица и духовенство, окруженные свитой, с точным соблюдением иерархии. Власть имущие считали, что лицезрение этих процессий служит утешением стонущему под непосильными тяготами народу. Возможность любоваться издали в определенные дни «сильными мира сего» в их роскошных одеяниях должно было вознаградить народ за все его страдания и одновременно дать ему почувствовать огромную дистанцию, отделявшую его от властителей.
Мадам Шальгрен
Мадам Шальгрен
Голова девушки
Голова девушки

Вас может заинтересовать