Символы власти

Символика всегда служила средством укрепления образа власти. Расцвет абсолютной монархии пришелся на XVII век, в частности в Англии, где король Карл I поплатился за нее головой. Здесь мы видим два очень разных изображения королевской власти, каждое из которых отражает современную ему политическую реальность.




Двойная колонна в римском стиле свидетельствует о крепости власти.

Старинный украшенный драгоценностями меч наводит на мысль о преемственности монархии.

Гиацинт Риго (1659-1743) написал портрет «Короля Солнце» Людовика XIV, видя в нем воплощение абсолютной монархии. Надменная, напыщенная, но с налетом отчужденности поза свидетельствует о положении монарха как верховного властителя страны. Открытые ноги были обычны для портретов той эпохи, изображавших монархов в полный рост, а рука на бедре говорит об аристократической осанке. Свисающие сверху и справа от фигуры короля драпировки довольно театрально намекают на его ведущую роль как монарха в политике Франции и Европы. То, как необычно, вверх ногами, словно прогулочную трость, он держит скипетр, говорит о том, что король с пренебрежением относится к такому всеми уважаемому и важному символу власти. Подбитая горностаем и ниспадающая на помост мантия расшита геральдическими лилиями, эмблемой Французской монархии, она с еще большей силой подчеркивает недосягаемый статус Людовика. Любой жест, предмет или ткань на этом портрете служат символом королевской власти французского монарха. Наконец, король изображен в парике по последней моде, позволяющем предполагать, что король Франции сам создает моду, которой подражают менее значительные правители.


Платье и прическа говорят о том, что персонаж следует самой изысканной моде.

Перчатка, которую он небрежно держит в руке, подводит к мысли о том, что когда-то этот предмет одежды свидетельствовал о рыцарском достоинстве.

В портрете Карла I фламандского живописца Антониса ван Дейка (1599-1641) ощущается чисто английская сдержанность. По компоновке он напоминает портрет Людовика XIV, но его символика, разумеется, приглушена, что неудивительно для находящейся в опасности монархии. Английский король не обладал такой полнотой власти, как его французский сосед, поэтому здесь мы видим его в платье всадника без всяких атрибутов власти. Тем не менее его королевское достоинство подчеркнуто позой: руку он положил на бедро, а прогулочную трость держит почти как королевский скипетр, взгляд его холоден и высокомерен. Присутствие грума и несущего плащ или покрывало пажа, готовых выполнить желания своего короля, а также почти раболепные позы лошадей намекают на то, что перед нами не просто помещик. Ван Дейк мастерски умел вносить в кажущуюся не парадной сцену узнаваемую символику и элегантность.

Вас может заинтересовать

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий