Эжен Давид с женой

Наброски «Сабинянок»

Живописец вновь погружается в работу. К тому времени относятся его первые наброски «Сабинянок».

Верному другу и ученику Делафонтену удается получить из Национальной библиотеки эстампы картин больших мастеров на эту тему и с помощью их «Похищение сабинянок» быстро подвигается вперед. Если не считать намека на преданность жены, выраженную в этой картине, можно было бы безоговорочно утверждать, что все свое творческое вдохновение Давид почерпнул в античном искусстве. Он возвращается к невозмутимому совершенству, к изысканным тонам и тщательному выписыванию деталей.


Просто не верится, что тот же человек той же кистью создал «Сабинянок» и «Портрет с палитрой». Непостижимо, как на протяжении всего нескольких месяцев можно было написать «Сабинянок» и чудесный портрет женщины из народа. «Вязальщица», известная теперь под названием «Зеленщицы», является подлинно революционным произведением (Лионский музей).  Это живое и правдивое изображение женщины французского народа в 1794 году, истомленной нуждой и страданиями, но полной революционного пыла, готовой к сопротивлению. Портрет этот написан с такой простотой и реализмом, что бесспорно может быть отнесен к лучшим произведениям Давида. В манере письма, в алом платке, наброшенном на коричневый корсаж, гармонично сочетающийся с холодной синевой передника, больше свободы, чем в других портретах этого художника.

Наконец, Давид освобожден впредь до суда. Под предлогом болезни он больше не бывает в Конвенте, не присутствует там и в тот день, когда народ, возмущенный контрреволюционными махинациями правителей, вторгается в Конвент.

Сделавшись чрезвычайно осторожным, живописец испрашивает двухмесячный отпуск для поправления здоровья, подорванного заключением в тюрьме. Он поселяется у своего зятя Серизиа в Сент-Уене, департамент Сены и Марны, и пишет там два знаменитых портрета: «Мсье Серизиа в верховом костюме» и «Серизиа с ребенком» (Лувр). Последний чрезвычайно прост, очарователен и солнечен, в нем сказывается сильное влияние Руссо. Добрая Эмили, как ее называл муж, держит в руках несколько полевых цветков. Написанные широкими мазками, цветы чудесно выделяются на фоне белого муслинового платья. Молодая женщина словно запыхалась, бегая со своей дочуркой, которая, надув губки, стоит спиной к зрителю и смотрит через плечо, капризно и очаровательно повернув головку.

В то время как Давид спокойно работает в Сент-Уене, парижские художники объединяются и злоумышляют против него.

Бывшие академики, завистливые собратья, личные враги объединяются и, поощряемые реакцией, вносят в Конвент петицию против Давида. Документ этот состоит из семнадцати обвинительных пунктов. Большинство обвинений не соответствует действительности и бесконечно глупо. Например, одиннадцатый пункт основан на словах  Гудон, жены скульптора, которая утверждала, что Давид будто бы сказал:

«При первой же попытке контрреволюционного переворота все оставшиеся дворяне, духовенство и художники будут перерезаны».

Но ведь из этого следует, что, по словам Давида, нужно убить  его самого.

Петиция эта была весьма благосклонно принята тогдашними властителями Франции, и живописец был снова арестован и водворен в арестный дом де Катр Насион. После бесчисленных ходатайств  и  медицинских освидетельствований, Давиду разрешено под охраной жандарма жить у его жены гражданки Пекуль. Затем, все еще под охраной, он поселяется в Сен-Уене у Серизна. Спустя три месяца, 25 октября 1795 года, Давид окончательно освобожден.

Его политическая карьера окончена. И как общественный деятель он постепенно уходит со сцены. Он замыкается в самом себе и погружается в свои личные интересы.

Несмотря на освобождение, его враги не считают себя побежденными, они обращаются с новой петицией. В этот раз недруги его пытаются создать легенду о том, что Давид присвоил себе 24 000 ливров, переданных ему Конвентом и предназначенных для оплаты граверов за репродукции с портретов Лепелтье и Марата. Давид при помощи расписок доказывает, что получил он всего 12 000 ливров и что деньги были полностью переданы граверам.

Министр Бенезеш письмом подтверждает полную обоснованность его объяснений, но все же преследования продолжаются против того, кого художники иначе теперь не называют, как «отвратительным криворожим чудовищем».

В этот период Бонапарт, еще не знакомый лично с живописцем, предлагает ему через посредство своего адъютанта Жюльена приют в итальянской армии, обещая радушный и почетный прием. Давид отклоняет это предложение, ссылаясь на желание закончить «Сабинянок».
Актер Вольф
Актер Вольф
Эжен Давид с женой
Эжен Давид с женой

Вас может заинтересовать