Вряд ли вам удастся нарисовать деревья с первой попытки. Неверным является общепринятое представление о том, что нужно прорисовывать каждый лист. Это не так. Следующие несколько страниц посвящены работам итальянских, французских и немецких мастеров, на примере которых можно понять, как решить проблему и изобразить множество мелких форм так, чтобы они смотрелись крупнее и имели более типичные очертания.

На этих рисунках разросшегося дерева достигается часто используемой комбинацией резких линий, проведенных палочкой для тушевки, и размытых мазков акварели, с прорисованными пером деталями.

Обратите внимание на мягкие, почти напоминающие форму туч очертания кроны на этой копии с картины Тициана (сделанной пером, тушью и мелом). На самом деле мы не видим ни одного отдельного листа. Просветы, благодаря которым крона как бы разделяется на несколько густых ветвей, получаются в результате растушевки и штриховки с градацией тонов. Сами же ветви растворяются в объемных формах, исчезая в густой листве.



Несмотря на минимальную прорисовку, рисунок (пером и тушью) по картине Тьеполо очень выразителен. Всего нескольких линий пера хватило для того, чтобы передать материальность стены. С помощью той же самой техники передает общее впечатление от вытянутых ветвей. положены очень небрежно. Если вы попробуете повторить этот пример, не спешите, рисуя акварелью. Когда вы не уверены в том, что делаете, лучше быть осторожнее.

Манера, в которой выполнен рисунок (черным мелом) с картины Буше, отличающаяся полным отсутствием деталей, но очень большой дерзостью, позволяет увидеть тонкие ветви с листьями. Благодаря технике грифонажа, которую использовал для изображения веток с листьями, возникает правдивый образ, фактически же ветви изображены более насыщенными линиями, но без всякой попытки соединить их между собой. Прием оправдан, поскольку наши глаза готовы к восприятию непрерывной материи, а в таком контексте листья и ветви становятся легко узнаваемыми.

На этом рисунке по картине Гверчино поражает целостность изображения наряду с правдоподобием покрытого листвой дерева. Линии по внешнему краю кроны вызывают в памяти знакомые, похожие на дерево формы. Обычная в одном направлении, сглаженная относительно линий контура, придает пятнам листьев вещественность, в то же время не делая их похожими на твердую стену. Более насыщенными и темными штрихами изображены ветви и ствол дерева. Мягкие и яркие тона, а также их противопоставление производят очень сильное впечатление.

В этом рисунке ветки (по картине Лоррена) использованы очень выразительные приемы, заставляющие нас поверить в ее реальность. Очень удобно использовать в сочетании с акварелью для изображения ветвей, расположенных против света. Если требуется добавить глубины, достаточно добавить несколько мазков кистью.

Ниже представлены два предварительных этапа рисунка.

Сначала нанесите пером легкие очертания веток и листьев.

Затем положите акварели по всей поверхности ветки и побегов.

пером и тушью по картине Рембрандта полон решительности. Нескольких тональных пятен вполне достаточно, чтобы ствол дерева и земля стали материальными. Взгляните на быстрые, небрежные горизонтальные штрихи по стволу и ветвям, порождающие ощущение густых листьев внутри кроны.

На этом рисунке графитом (также по картине Рембрандта) очень жесткие, темные сочетаются с мягким и округлым грифонажем, изображающим листву, расположенную на разном расстоянии от глаза. Устремленность дерева вверх передают резкие кривые линии ствола и более мягкие линии ветвей.

Аккуратная копия картины голландского живописца Филипса де Конинка (1619-1688), изображающая купу деревьев, освещенную с одной стороны и отбрасывающую глубокую тень на землю, выглядит очень реально, хотя не слишком подробен. Тщательная прорисовка по краям кроны и там, где некоторые ветки отклоняются в нашу сторону, помогает создать впечатление густой листвы. Четко прорисованы близко расположенные друг к другу, поднимающиеся из подлеска стволы деревьев.