М. Чюрленис

Разнообразны и широки возможности акварели. Кажется, чего проще — водяными красками на бумаге передать чувства, восторг от увиденного, поделиться своей радостью со зрителем.

Но уже не одно поколение художников, осваивая выразительные возможности этой техники, борется с её строптивостью и своенравностью. Трудная и сложная в освоении не каждому открывает тайны.

Чем же привлекательна эта древнейшая живописная техника? Одних покоряет широкий диапазон её возможностей, позволяющий решать самые сложные идейно-образные задачи.

Для части акварелистов главное — возможность писать в один приём, алла прима, на одном дыхании; для других важнее продолжительная работа. Влечёт художников и звучность акварельного цвета на белой поверхности, его градации от тонких прозрачных и лёгких оттенков до напряженной корпусной кладки, дающей колористическое наполнение формы как бы изнутри.

Истоки развития акварели в России восходят к XIX- началу XX века. Именно в это время в русском искусстве появилась плеяда блистательных мастеров, ставших одновременно и классиками акварельной живописи.

Такие корифеи отечественной художественной культуры, как К. Брюллов, П. Федотов, А. Иванов, П. Соколов, К. Гун, И. Репин, В. Серов, М. Врубель, М. Чюрленис, А. Бенуа и другие, оставили потомкам бесценные произведения, мастерски и вдохновенно выполненные в этой технике.

Я имел счастье не раз бывать в запасниках Русского музея, куда нас, студентов ЛВХПУ имени В.И. Мухиной, водили педагоги, восхищался акварелями, которые так повлияли на меня, что не возникло сомнений в том, как выразить себя в творчестве, конечно, только в акварели, которую полюбил всей душой.

Я благодарен школе, которую прошёл, продолжаю учиться и у старых мастеров, и у молодых акварелистов на выставках и в публикациях. Особенно привлекают реалистические работы. Да и своими работами пытаюсь сохранить школу русского реализма. Мне претит так называемый авангард, в котором нет ни души, ни чувства красоты, одна жёсткость, порою жестокость, которой и так хватает.

На выставках ко мне с благодарностью подходят люди и говорят, что это их озеро, перелесок, мимо которого они ежедневно ходят или бывали там, но не замечали, что это так здорово, что я открыл им глаза на окружающую красоту. Они теперь ещё больше любят родные места, хотя бывает, что изображённый мотив собирательный.

Карл Фёдорович Гун
Карл Фёдорович Гун