Перо и тушь

Совершенство рисунков Рафаэля должно было казаться его современникам выходящим за рамки обычного, даже если они уже были знакомы с работами Филиппо Липпи, Боттичелли, Микеланджело и Леонардо. Изысканные плавные линии свидетельствуют о мастерстве рисовальщика, обратите внимание, с какой обманчивой легкостью очерчивает он фигуру Мадонны и Младенца Христа, как мало ему нужно для передачи формы, движения и даже эмоционального настроя изображаемых персонажей. Раскрепощенные линии говорят нам намного больше, чем может показаться с первого взгляда. Полезно попробовать скопировать такую простоту, даже если результат ваших первых попыток будет далек от образца. Оригиналы повторить невозможно, прежде всего изучите их, только после этого вы начнете понимать, как художник смог мастерски овладеть линиями и градацией тонов.



Перо и тушь превращаются в особый инструмент сразу после того, как вы наносите на бумагу первую линию, которую невозможно изменить и уничтожить. Они действительно испытывают художника на выносливость, так как, прежде чем он научится передавать форму с помощью разнообразных тонких штрихов, ему придется овладеть «прямыми» линиями.

Желание рисовать тушью может быстро перерасти в привычку. Напряжение, связанное с пониманием того, что нельзя ничего изменить, стимулирует, а успехи вселяют воодушевление.

Вариант другой работы Рафаэля отличается разнообразной штриховкой с более резким затенением, придающей фигурам больший объем по сравнению со светлыми, похожими на сказку образами. Движение передано безупречно, а тело всадника, поражающего дракона, выглядит очень натурально. Разрозненные фрагменты светлого неба на заднем плане подчеркивают мощные фигуры всадника, коня и дракона.

Здесь мы видим способ передачи формы тушью с помощью пера и кисти. Сначала вы проводите линии, очерчивая контур объекта, затем, обмакнув кисть в тушь и воду, закрашиваете отдельные участки, чтобы положить тени и заполнить большую часть заднего плана, создавая иллюзию глубины.

Для такого типа рисунков нужна качественная плотная бумага, попробуйте бумагу для акварели или очень толстую картриджную бумагу. Для каждого участка нужно подобрать определенную степень размытости тонов. Иными словами, не разводите тушь так сильно, чтобы бумаге пришлось сохнуть веками.

Рембрандт передавал форму с большим прямодушием и правдоподобием. Размытый тон и легкая, нацарапанная текстура тела и заднего плана откровенно открывают нам женские формы модели, позирующей в комнате, куда сбоку падает яркий свет. Эта копия работы Рембрандта очень выразительна благодаря искусной игре светотени.

Теперь взгляните на стремительный рисунок Делакруа. Мощные непринужденные линии подчеркивают силу и неистовство персонажа. Там, где есть штриховка, она выполнена чрезвычайно плотно, выделяя фрагменты, куда падает темная тень.

Такое владение карандашом требует уверенности в себе. В процессе обучения иногда полезно просто попробовать себя в создании мощного образа. Вы ничего не теряете, если попытка окажется неудачной, ее всегда можно повторить.

Прием, использованный здесь Делакруа, достаточно выразителен для того, чтобы создать образ вырывающейся из пространства и скачущей на нас женщины. Даже если отдельные фрагменты рисунка почти не проработаны, верхняя часть фигуры вызывает достаточно сильные эмоции.

Оба представленных здесь художника демонстрируют глубокое знание поведения животных в движении и покое. Делакруа учился у Герена, который был последователем Давида, великого представителя неоклассицизма. Именно у него он перенял тонкое понимание линии, объема и движения, пронизывающее его самые удачные рисунки. В этом наскоро сделанном эскизе искусно петанный вариант Делакруа и более легкую версию венгерского художника Виктора Амбруса (род. в 1935 г.). И тот и другой умело создают ощущение объема и размеров животного.

Переданы градация тонов львиной шкуры и объемы животного. Делакруа много путешествовал и, куда бы он ни поехал, нигде не расставался со своим альбомом, что принесло немалую пользу не только ему самому, но и его последователям.


Темные затушеванные участки на львином крестце в сочетании с более светлыми просвечивающими сквозь  штриховку пятнами  белой бумаги создают  ощущение мощной  и тяжелой формы.

Амбрус же в своих карандашных рисунках использует градацию тонов несколько иного рода: отдельные линии выглядят очень расплывчатыми и зачерненными, другие – значительно светлее и четче. Знать, как далеко можно зайти, само по себе искусство. Амбрус добивается равновесия, очертив основной контур собаки мягкими серыми линиями, а потом прорабатывает рисунок более детально, передавая темными лаконичными штрихами волнистость шерсти, глаза, голову и нос животного.

Сочетая линейный рисунок с акварелью, особенно важно умело обращаться с красками, так как, варьируя их интенсивность, можно добиться различного результата. Здесь перед нами два рисунка Клода Лоррена.

Комбинация линейного рисунка и акварельной техники Лоррена являют собой наглядный прием передачи формы. На изящно прорисованном пером фрагменте стены древнеримских развалин мы видим светлые мазки разбавленной водой туши, что заставляет вспомнить о ярком солнце, освещающем пространство за аркой. Пятна акварели выглядят   однородными.

Контуры двух оленей довольно небрежно очерчены черным мелом. Щедро разбросанные пятна акварели различной тональности создают ощущение формы и вещественности.

На пронизанном духом Ренессанса рисунке, сделанном по картине американского художника немецкого происхождения Северина Рейзена (1815-1872), написанной в 1870 г., мы наблюдаем тональную градацию акварели внутри тщательно очерченных карандашом контуров предметов – прием, который требует строгого обращения с материалом и инструментами. Попытайтесь повторить его, но не отчаивайтесь в случае неудачи. Нужно немного подождать, чтобы научиться аккуратно обращаться с кистью и красками. Чтобы было проще, воспользуйтесь хорошей плотной бумагой для акварели. Тональная акварель лучше ляжет на бумагу, и вам будет проще с ней совладать.

Акварельная техника Рейзена помогает понять, каким образом путем скрупулезной градации тонов, приближенной к контурам предметов, можно создать ощущение формы. Бокал с вином в этом смысле особенно показателен.


Художников крайне привлекает многослойная структура пейзажа подобного типа. Этот рисунок сделан по работе Леонардо. Обратите внимание на то, как близко к зрителю расположены все детали рисунка и как благодаря понижающимся по мере удаления холмам постепенно открывается перед нами его перспектива. Здания, которые мы видим за холмами, как будто уменьшены в размерах, за ними вдали виднеются тесно сомкнутые гряды гор. Это добротный пример несколько схематичного и основанного на собственном восприятии художника изображения формы, создающий эффект пространства и перспективы.

Вызывающий массу эмоций рисунок, изображающий небесный простор, ливень и шторм, разразившийся недалеко от берега, выполнен по картине Констебля. Широкие прямые мазки, передающие мощь урагана, делают пейзаж очень эмоциональным. Корабли Констебль изобразил маленькими, чтобы подчеркнуть весь размах и неистовство обрушившегося с неба ливня и вызывать у зрителя чувство страха. Будет несложно нарисовать штормовые тучи и потоки проливающегося на море дождя, если вы дадите себе труд немного поупражняться. Первые пробы могут оказаться неудачными, но, проявив немного настойчивости, вы вскоре получите интересный результат, пусть даже не слишком точный.

На рисунке пером и акварелью, сделанном по картине Джозефа Мэллорда Уильяма Тернера, мы видим крупные тональные пятна и мягкие линии, создающие впечатление прибрежного пейзажа.

На пейзаже Тернера форма передана густыми, растушеванными пятнами. Затененные здания выглядят объемно, тогда как нечто, напоминающее корабль, кажется более эфемерным. Черные пятна домов также ограничивают серую тональность пейзажа на переднем плане. Благодаря такому приему создается ощущение перспективы, подчеркнутой изгибом берега, над которым возвышается мощное, похожее на замок строение.

Одним из великих достоинств Поля Сезанна (1839-1906) было его острое ощущение формы предметов. Глядя на этот, пусть довольно схематичный, натюрморт, с ясностью осознаешь материальность скатившихся с верхней части стола фруктов. Мы слегка удивлены, понимая, сколь малыми средствами добился художник такого эффекта.

Бутылки и складки ткани играют роль вертикали по отношению к щедро рассыпанным в центре рисунка фруктам. Структурные связи каждого предмета подчинены доминирующей форме и к тому же пронзают картину в целом, делая композицию очень гармоничной.

Сезанн старался раскрыть форму, несколько раз очерчивая контуры предметов. Он пытался передать множественное видение предметов так, как если бы вы смотрели на них, слегка изменяя угол обзора. На примере этого рисунка становится понятным, как на самом деле можно увидеть то, что лежит за контуром предмета.

Кубисты (к которым принадлежали такие французские художники, как Брак, Леже, Озанфан и представленный здесь Пикассо) подняли аналитический подход Сезанна на новую ступень, пытаясь рисовать предметы с противоположных точек обзора – сбоку, спереди, сверху, снизу и т.д. В процессе работы им приходилось дробить изображение, дабы суметь передать различное видение одного и того же рисунка. Такой путь привел их к типичным кубовидным группам образов, откуда и происходит название направления. Художникам-кубистам удалось изменить наше видение мира, хотя сегодня их метод непопулярен.


Натюрморт Матисса (1869-1954) с окном и шторой из египетского хлопка здесь выполнен в технике акварели, что позволило с большой легкостью адаптироваться к избранному художником стилю. Коллажи были его излюбленным приемом. Даже кажущаяся примитивной работа требует развитой интуиции, позволяющей с точностью предугадать, как будет выглядеть оригинальный сюжет, сведенный до вырезанных из бумаги фрагментов.

Рисунок мелом, подобный тому, что представлен здесь, сделанный с оригинала Анри Руссо (прозванного Таможенником) (1844-1910), способен одновременно быть выразительным и декоративным. Незатейливые повторяющиеся очертания и тональные переходы «Вазы с цветами» (1900) делают из едва ли не лубочной картинки своеобразное произведение искусства, а яркие штрихи мела по тонированной бумаге оказывают потрясающее воздействие, которое усиливает простота рисунка.

Эскиз итальянского живописца и рисовальщика Филиппе де Пизиса (1896-1956) создан в свободной, скорее импрессионистской манере. Здесь художнику, принадлежавшему XX столетию, хотелось вызвать у зрителя ощущение косого скользящего луча света, который отражается от композиции из яблок и ломтя дыни и почти растворяется в окружающем пространстве. Здесь присутствует форма, но, будучи окруженной мерцанием яркого света, она словно сливается с фоном.

Самая трудновыполнимая задача, стоящая перед каждым художником, – это так или иначе создать убедительное изображение человеческой фигуры, для чего существует множество способов. Следующие несколько страниц посвящены изучению различных подходов к ее решению.

Работа немецкого художника Франца фон Штука (1863-1928) по стилю относится к линейному рисунку, очертания тела переданы лаконичными линиями, позволяя нашему воображению наделить его плотью и заполнить пустоты.

Рисунок, который вы видите выше, – тоже копия работы Штука, выполненная в более выразительной манере. Несмотря на затушеванный контур, здесь ощущается мощная, полновесная форма, подчеркнутая похожими на мел штрихами, обозначающими округлости тела.

Вас может заинтересовать

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий