Давид – первый живописец Императора

В 1800 году Давид пишет несколько портретов. Самый известный из них «Портрет мадам Рекамье» (Лувр) – остался незаконченным. Он начинает картину «Леонид в Фермопилах». Огромное, унылое полотно, начатое при Директории, работа над которым сотни раз прерывалась для других заказов, выполняемых по чисто денежным соображениям, было окончено только в 1814 году и выставлено, когда союзники вступали в Париж.

16 июля 1803 года Давид награждается орденом Почетного легиона и вскоре получает заказ на большое полотно-»Коронация Наполеона I», а также на картину, тех же размеров,’-»Раздача знамен».


Тотчас же после коронации декретом императора «мсье Давиду» присвоено звание первого живописца. Отныне его будут называть не иначе, как «мсье Давид», и он послушно примет официальное звание, от которого пять лет тому назад отказывался «гражданин Давид». Удостоенный таких почестей, живописец принимается за работу и создает «Коронацию» (Лувр).

Каких только трудностей ни пришлось преодолеть художнику за те три года, когда он работал над этой картиной: капризы женщин, считающих, что они недостаточно хороши в изображении художника; недовольство мужчин относительно места, которое, по их мнению, не соответствовало их рангу и значению. Духовенство просто неистовствовало: позировать живописцу – якобинцу и цареубийце! Посол Оттоманской Порты, ссылаясь на предписания Корана, решительно возражал против того, чтобы его писали. Потребовалось прибегнуть к дипломатическому вмешательству для улажения инцидента. Давиду дают понять, что, согласно этикету, ему придется писать портрет папы… стоя на коленях. Однако, в виде исключения, соглашаются отказаться от этого требования, если только художник предстанет перед папой в придворном одеянии. В мундире а ля франсез, со шпагой на перевязи пишет Давид замечательный портрет Пия VII (Лувр). Во время церемонии в соборе Парижской богоматери Давид зарисовал наклоненный профиль Жозефины (Версальский музей). Рисунок этот, сделанный мягкими, гибкими линиями, дышит жизненной правдой. Профиль стареющей красивой женщины, изображение, весьма мало похожее на Жозефину «Коронации», настоящую куклу, нарумяненную и набеленную в день церемонии знаменитым миниатюристом Изабе.
Портрет мадам Рекамье
Каких слов ни наслышался, чего только ни навидался Давид во время репетиций коронации! Ведь и репетиции эти были совсем, как в театре. Режиссером был Изабе. Давид, конечно, на них присутствовал, но только один Гойа сумел бы передать весь комизм этого новоиспеченного двора, старавшегося подражать аристократам. «Коронации» предшествовали сто пятьдесят портретов. Учитывая условия, в которых работал Давид, нельзя не отдать должное живописцу, написавшему это огромное полотно. Мать Наполеона была во время коронации в Риме, но император потребовал, чтобы она фигурировала на картине. Папа в первом варианте картины был изображен сидя, руки его покоятся на коленях, тогда как Наполеон венчает себя сам. Но эта композиция не нравится его величеству. Император требует, чтобы Давид изобразил его первосвященником, что же касается папы, то и ему нужно отвести какую-нибудь роль. «Ведь не за тем я выписывал его, чтобы он ничего не делал». И папа изображен с поднятой вверх левой рукой, которой он благословляет Наполеона, венчающего Жозефину. Сестры императора слезами, криком, истерикой добились того, чтобы не фигурировать на картине в качестве придворных фрейлин. Если папе следует быть чем-то занятым, то они требуют, чтобы их изобразили совсем праздными.
портрет Пия VII
Они желают, чтобы потомство увидело их размещенными согласно их титулам, чопорными, благородными дамами.

Давид часто бывает в Люксембурге, где тщательно изучает историю Марии Медичи. В поисках красок и формы, в богатстве тканей сказывается в «Коронации» влияние Рубенса. Влияние Гро также заметно в красках. Впрочем, Давид никогда не скрывал своего восхищения учеником. Красный бархат, атлас, золотые позументы, перья, эгреты, драгоценности были мастерски переданы.

Необходимо признать, что подлинное мастерство не чуждо этой картине. Наполеон своим посещением мастерской живописца словно желает еще усилить ту атмосферу балаганщины, в которой пришлось работать Давиду. Император с Жозефиной, в сопровождении многочисленной свиты придворных, отряда кавалерии и оркестра, приезжает в часовню Клюни, превращенную Давидом в мастерскую. Наполеон предается молчаливому созерцанию, затем театрально выражает свое одобрение. Придворные вторят ему.

На следующий день после высочайшего посещения поклонники с букетами цветов являются в мастерскую. Живописец должен улыбаться, выражать полное удовлетворение и ни слова не говорить о своих денежных затруднениях, об унизительной переписке с Дарю.

В это огромное полотно Давид вложил большие денежные средства. Ему обещано было за картину сто тысяч франков, на деле же ограничились поздравлениями и комплиментами. Лишь в 1810 году окончились эти постыдные переговоры, и, несмотря на сделанный в подарок Дарю чудесный портрет его жены и оставшийся в наброске портрет мсье Эстев – казначея двора, художник сумел получить всего шестьдесят тысяч франков.

Вас может заинтересовать