Пикассо славится естественностью рисунка, и эти карандашные работы не являются исключением. Его умение простейшим образом очерчивать фигуры вызывает ассоциации с рисунками на греческих вазах, сделанными более двух тысяч лет тому назад. Такое рисование — настоящее испытание для художника, так как девять попыток из десяти могут оказаться неудачными. Но отступать не стоит, ведь в десятый раз линии лягут именно так, как вам хочется.




 Этот являет собой удивительный пример того, как выразительно с помощью линии можно передать движение, эмоции и положение тела в пространстве. Нарочитое искажение форм позволяет ощутить живую, едва ли не гибкую субстанцию. Набросок не однозначен, но напряжен и динамичен, а также оставляет яркое впечатление переживания и чувства.

 

Блестящий линейный Жана Кокто (1889-1963), изображающий Жана Деборда, которому было в ту пору семнадцать лет, запечатлел нежность юности вместе с неким чувством смущения, отражающимся в повороте головы и взгляде. Чуть вьющиеся волосы и свободно повязанный галстук добавляют его облику ощущение легкой небрежности. Ключевым моментом рисунка является отсутствие полутонов и тонкие, протяженные линии.

Тушь и перо — идеальный инструмент для создания минималистских, но в то же время раскрывающих характер работ, как эта копия с работы Дэвида Хокни (род. в 1937 г.), на котором изображен сэр Исайя Берлин. Экономные, прерывистые и неуверенные линии продуманы так скрупулезно, что передают и свойства характера.

Каждый штрих — единственный в своем роде и настолько совершенен, что не перегружает изображение, как это иногда случается.

Линейный на греческой вазе, датируемой 510 г. до н. э., демонстрирует, с какой убедительной силой простые линии способны передать ощущение формы и субстанции. Тонкие волнистые линии позволяют почувствовать материал платья, покрывающего изгибы женского тела, что свидетельствует о глубоком знании художником анатомии. Некоторые из рисунков Пикассо и Матисса приближаются к подобным изображениям в том, что касается точности линий.