Баухаус в Дессау и новая объективность

Необычные методы преподавания Иоганнеса Иттена и игтернациональный социалистический дух Баухауса уже начали привлекать внимание политической оппозиции в Веймаре. Несмотря на доброжелательные отзывы, которые получила выставка 1923 г., дни школы были сочтены.

В 1924 г. на выборах в Тюрингии победили партии правого толка, в результате чего государственное финансирование Баухауса было сокращено вдвое. На следующий год преподаватели и студенты школы написали письмо правительству Тюрингии о намерении покинуть Веймар. Были проведены переговоры с либеральным бургомистром Дессау Фрицем Хессе о перемещении школы. Он пообещал государственное финансирование строительства нового здания школы и помещений для преподавателей.

Городской совет Дессау, в котором большинство принадлежало к социал-демократической партии, оказался более восприимчив к идеям школы, чем веймарский. К тому же сам город был крупным промышленным центром, в котором лучше понимали необходимость качественной подготовки специалистов по промышленному дизайну. Предоставив школе столь необходимую финансовую поддержку при условии частичного самофинансирования за счет нроизводства и продажи своих изделий, Дессау бросил Баухаусу спасательный круг.

Здание Баухауса в Дессау, построенное в 1926 г. по проекту Гропиуса, стало современной демонстрацией соответствия формы содержанию. Это была блочная конструкция со строгими рациональными очертаниями. Новое сооружение обозначило поворотный пункт в движении школы от идеалов ремесленного искусства в сторону полного признания промышленного производства.

Расставшись с социалистическими иллюзиями, Гропиус пришел к убеждению, что только промышленно развитый капитализм, образец которого демонстрировал Генри Форд в Соединенных Штатах, способен принести пользу рабочим и что это единственный путь, который может обеспечить экономическое выживание Баухауса.

Обосновавшись в новом, светлом современном учебном здании, Баухаус полностью изменил характер дизайна, приняв в качестве ведущей доктрины строгий функционализм. Теперь все проекты задумывались специально с учетом крупномасштабного промышленного производства и сознательно демонстрировали эстетику машинного труда.

Здание Баухауса в Дессау

Для дальнейшего развития промышленного дизайна и увеличения финансирования школы за счет продажи своих изделий Гропиус при финансовой поддержке богатого лесоторговца Адольфа Соммерфельда основал компанию с ограниченной ответственностью. Bauhaus GmbH даже выпускала торговый каталог, хотя многие предметы, представленные в нем, несмотря на фабричный вид, на самом деле не годились для широкомасштабного серийного производства.

А товары, подходящие для промышленного производства, зачастую были слишком авангардистскими для вкусов широкой публики, поэтому их выпускали относительно небольшими сериями. Впрочем, были и очень успешные проекты. Среди них — мебель Марселя Брейера, в конструкции которой использовались современные стальные трубки. Ее начали выпускать в 1925 г.

В конце 1920-х гг. лицензии на ее массовое производство приобрели компании Standart-Möbel и Gebrüder Thonet. В дизайне отразилась принятая Баухаусом идея Neue Sachlichkeit — «новой объективности» (термин придумал в 1925 г. искусствовед Фридрих Хартлауб). Однако те несколько лицензионных соглашений, которые Баухаусу удалось заключить с нроизводителями, не обеспечивали тот уровень доходов, на который рассчитывал Гропиус для поддержания школы.

В 1928 г. Вальтер Гропиус настолько утомился от политических дрязг, связанных с Баухаусом, что решил оставить пост директора и назначить своим преемником швейцарскою архитектора Ханнеса Мейера, который годом ранее начал работать в школе. К этому времени Баухаус уже назывался Высшей школой дизайна (Hochschule für Gestaltung), что отражало уход от преподавания изящных искусств в пользу обучения промышленному дизайну.

Мейер, как коммунист, считал, что товары должны быть функциональны и доступны трудящимся. Это стремление к дешевой, утилитарной, демократической продукции способствовало формированию в Баухаусе строго научного подхода к дизайну. За недолгое время директорства Мейера Баухаус стал стремительно политизироваться, в нем даже сформировалась студенческая марксистская группа. Это тоже угрожало самому существованию Баухауса.

Его надо было срочно деполитизировать, и в 1930 г. на смену Мейеру пришел архитектор Людвиг Мис ван дер Роэ. При Мисе ван дер Роэ вводный курс стал факультативным, большее значение придавалось изучению архитектуры. Дизайнерские мастерские продолжали работать, но перед ними теперь стояла задача создавать продукцию исключительно для промышленного массового производства.

В Германии усиливался ветер политических перемен. В октябре 1931 г. к власти в Дессау пришли национал-социалисты, враждебно настроенные ко всему, за что боролся Баухаус. В августе следующего года городской совет проголосовал за закрытие школы. Мис ван дер Роэ уехал в Берлин, где на короткое время возобновил деятельность Баухауса уже как частного учреждения в заброшенном помещении телефонной фабрики, но и апреля 1933 г. полиция ворвалась в здание и практически силой закрыла школу.

Всех, у кого не было надлежащих документов, посадили в грузовики и увезли. В июле 1933 г. преподаватели проголосовали за официальный роспуск Баухауса. Так завершилось существование идеологически сложного, но поразительно передового учреждения, которое на протяжении четырнадцати лет качалось, словно маятник, от экспрессионизма к рационализму. Горький финал для организации, которая зажгла творческую искру в своих одаренных студентах и выпускниках, дала им возможность искать и находить новаторские решения, которые впоследствии назовут шедеврами современного дизайна. Впрочем, еще более важно то, что Баухаус стал мощной модернизирующей силой: он трансформировал учебный процесс и тем самым оказал глубокое влияние на судьбу дизайна.