Энгр был известным мастером линейного рисунка. Его работы, даже не завершенные, отличаются совершенством и настолько точны, что вызывают удивление. Принято считать, что он слишком часто прибегал к такому устройству, как камера-люцида (camera lucida), снабженному призмой и помогающему переносить живые образы на бумагу. Возможно, это и так, но стандартными средствами никогда не удавалось достичь исключительного конечного результата.

Бросающаяся в глаза элегантность линий и великолепная модуляция оттенков делает не менее реалистичным, чем фотография. В отличие от Ватто, он никогда не изображает своих героев в движении, они неподвижны и готовы позировать бесконечно долго.

Те, кто хотел бы копировать такого рода рисунки, могут начать с фотографий, а позднее, когда упражнения приведут к ощутимому результату, попытаться рисовать с натуры. Модель, однако, должна быть готова к продолжительному сеансу, так как такой тип рисунка исключает спешку. Энгр достигал изящества тщательной прорисовкой контуров и форм, а также тонкой игрой оттенков.


Одним из самых известных английских представителей изобразительного искусства XX века был Джон Уорд (1917-2007), решивший в собственном автопортрете (1983 г.) запечатлеть себя в профиль. Выбрав такую позу (где и палитра уравновешивают друг друга, а нос скрывает половину очков) и одежду (обычный пиджак и галстук), он нашел блестящий прием, придающий рисунку настоящую живость и деловитость.


Уорд использует классический прием градации тонов с помощью штриховки, которая погружает фигуру в тень. Штрихи здесь разнонаправлены, так, под подбородком они идут в разные стороны, словно повторяя линию челюсти, а на затененном виске рядом с глазом снова меняют направление. Он словно ограняет поверхность лица, что помогает более остро ощутить объем.

Дэвид Хокни (род. 1937) пользуется тем же приемом, но создает более мягкую и затушеванную текстуру, что помогает создать менее сфокусированный приближенного лица. Этот автопортрет выглядит значительно грубее. Преобладающие в нем дают очень общее представление о форме головы, жертвуя тем самым характерными чертами личности, чем достигается более объемное восприятие.