Есть много неписаных правил: нельзя ставить на стол то, что вызывает неприятные ассоциации и может испортить аппетит; не стоит надевать на свадьбу платье зелено-синих «трупных» оттенков; говорить за столом о смерти, не считая поминок, — табу…

Но правила существуют для того, чтобы их нарушать, особенно, когда речь идет о дизайне.

Создатели одного из самых философских жанров живописи «ванитас» и подумать не могли, что в далеком будущем его идею переосмыслят, материализуют в фарфоре и даже поставят на обеденный стол. Ведь этот жанр натюрмортов, популярный в Голландии и Фландрии в 16-17-м веках, был призван напоминать человеку о бренности бытия и неизбежности смерти.

Сегодня его атрибутика стала основой для натуралистичной серии многофункциональных фарфоровых контейнеров для еды, экспонировавшейся в Walking Chair Gallery (Вена) в декабре 2013 года. Выставка получила название «Убить двух зайцев одним выстрелом — традиционный китайский фарфор против нового» (You hit two rabbits with one shot — chinaware versus new porcelain).

Кому же пришло в голову оживить натюрморты таким непростым образом? Автор проекта, изначально называвшегося Still Life Stories, отнюдь не мистик-фаталист, а украинского происхождения Мария Волохова (http://volokhova. com/). Именно она не просто предложила интерпретацию классической живописи в современной манере, а воплотила ее в предметах быта.

стирает границы между дизайном и классическим искусством, чистой эстетикой и функциональностью. Still Life Stories открывает новые пути для организации обеденного стола и предлагает альтернативный восприятия. Иной подход к приему пищи заключается в том, что в качестве аллюзии на философский подход «ванитас» эти предметы предлагают пищу не столько для тела, сколько для ума.

В этом проекте реальность перевернута с ног на голову: все, что обычно скрыто, становится явным, а то, что, как правило, потребляется в пищу, играет роль емкости, несъедобной оболочки. Очень необычный для повседневной жизни опыт: посуда стимулирует фантазию и мышление и посредством игры смыслов призывает пользователя разгадать идеи, заложенные автором в ее конструкции.

Животные из фарфора становятся актерами: они замерли в ролях тарелки, чашки, кубка и как бы принимают другую форму жизни — грань между живыми и неживыми объектами стирается. Пародируя классику, авторский фарфор наводит на размышления и иронично демонстрирует избыточность и расточительность потребительской культуры.

В посуде от Волоховой с образами, словно сошедшими с картин эпохи барокко, тема смерти, как это ни парадоксально, вдыхает новую жизнь в привычные неодухотворенные предметы.