Италия: футуризм, новеченто и рационализм

Истоки итальянского модернизма в дизайне можно проследить в «Манифесте футуризма» (Manifesto del futurismo, 1909) Филиппо Томмазо Маринетти. Этот зажигательный манифест, прославлявший промышленный прогресс и категорически отрицавший прошлое, утверждал, «что великолепие мира обогатилось новой красотой — красотой скорости». Призывая всех под знамена аутентичного модернистского выражения индустриальной эпохи, он отвергал классицизм и ар-нуво и прославлял технические чудеса современности — фабрики, мосты, пароходы, локомотивы, аэропланы и в особенности гоночные машины.

На горячий призыв Маринетти откликнулись музыканты, поэты, писатели и кинорежиссеры, а также дизайнеры, которые увидели в футуризме возможность порвать с прошлым и погрузиться в современность. Это было первое культурное движение, сознательно дистанцирующееся от природы и прославляющее энергетику больших городов. С этой целью дизайнеры-футуристы, такие как Фортунато Денеро, использовали фрагментированные формы, напоминающие кубизм, как способ пробудить ощущение скорости и ускорения.

В то время как футуризм с энтузиазмом превозносил индустриализацию современного мира, в 1923 г. на выставке в Милане произошло официальное рождение группы «Новеченто» (Novecento, ит. «Двадцатый век»). Несмотря па свою близость к фашизму, группа «Новеченто» была диаметрально противоположна футуристам по целям и ориентировалась на возрождение классицизма в рамках модерна. По существу, это была итальянская вариация стиля ар-деко. Наиболее известные ее творения в области дизайна — кофеварка эспрессо Альфонсо Биалетти и неоклассическая керамика архитектора Джо Понти для фабрики керамики Richard Giiiori. Гораздо большее влияние оказало основание в 1928 г. Понти с издателем Джанни Мадзокки журнала Domus. В нем публиковались работы дизайнеров, связанных с движением новеченто. Изначально он позиционировался как журнал «образа жизни», под редакцией Понти превратился в авторитетный голос итальянской архитектуры и дизайна. Он так настойчиво пропагандировал итальянский дизайн как дома, так и за рубежом, что получил прозвище «средиземноморский мегафон».

Джо Понти

кофеварка эспрессо Альфонсо Биалетти

Другим движением в архитектуре и дизайне Италии 1920-1930-х гг. стал рационализм, который должен был примирить функционализм европейского авангарда с итальянской классической традицией. Подобно движению новеченто, рационализм тоже имел свой рупор — Casa Bella (позже Casabella). Журнал был основан в 1928 г., а с 1933 г. его главным редактором стал архитектор Джузепне Пагано. Рационализм, по существу, занимал среднее положение между индустриально ориентированным дизайном футуристов и открыто неоклассическими работами представителей новеченто. Один из наиболее известных образцов этого нового стиля — здание штаб-квартиры фашистской партии (Casa del Kascio) в Комо по проекту Джузеппе Терраньи.

Он использовал суровый, геометрически формальный язык и самые современные материалы. Абсолютно унифицированная схема дополнялась соответствующем прогрессивной мебелью. Фашисты, считая себя провозвестниками нового мирового порядка, симпатизирующими прогрессивном машинном эстетике, изначально поддерживали рационализм. Впрочем, позже они предпочли более грандиозным стиль новеченто, который имел явные классические и империалистические коннотации.

Пока шло сражение между СТИЛЯМИ дизайна, итальянская промышленность 1930-х годов быстро развивалась, в результате чего появилось много достойных проектов для промышленного массового производства, обозначивших рождение характерной) итальянского подхода к дизайну. Среди них — элегантный напольный светильник Luminator по проекту Пьетро Кьезы для Вонсана Arte (1933), миниатюрный Fiat 500 — Topolino («Мышонок») Данте Джакозы (1936) и радиоириемник с корпусом из литой пластмассы (модель № 574) Ливию Кастпльоип, Пьера Джакомо Кастильони и Луиджи Качча До- мшшонн ДЛЯ компании Plionola (1938-1939). Все они отражают неповторимый итальянский подход к дизайну, эффективно облекающий функциональность в элегантную форму.

Однако настоящий расцвет итальянского дизайна произошел только после Второй мировой войны, когда он стал влиятельной силой на международной арене.

Pietro Chiesa, Luminator

Fiat 500 Данте Джакоза