Почему дизайнер придумал дверную ручку?

Сам идеал, к которому стремится дизайн, может быть прозаическим. Джордж Нельсон писал: «Возможно, в какой-нибудь абстрактной системе ценностей <...> хорошая дверная ручка лучше плохого распятия. Однако между дверной ручкой и картиной существует большая разница. Каким бы глубоким и искушенным ни был дизайнер, дверная ручка — это всего лишь инструмент для открывания двери. Она может быть красиво сделана и прекрасно выполнять свою функцию, но маловероятно, чтобы этот предмет вызвал какие-то сильные чувства».

Безусловно, все не так просто, и даже дверная ручка — это не просто ручка, от ее дизайна зависит качество ощущений. Ручка может просто быть изящной сама по себе, а может предназначаться для открывания двери изящным движением. (Для обозначения несоответствия предметов друг другу у американцев есть идиома «золотая ручка на двери в сортир».) Более того, дверная ручка существует не сама по себе (так же, как и картина, хотя мы часто об этом забываем). Поскольку ручка приделана к двери, она относится ко всему тому, что мы видим, открывая дверь в комнату. Когда дверь закрыта и объектов в комнате не видно, ручка приобретает гораздо большую значимость. В конце концов, ручка двери — это та вещь, с участием которой мы совершаем два очень важных в жизни действия: входим и выходим. Сколько сцен в театре, кино и жизни достигают своего апогея, когда один, уходя, кладет ладонь на ручку двери, а второй восклицает: «Постой!» Но так ли важно, какая это ручка?

Часто утверждают, что побудительные мотивы художника важны для понимания его работ. Применительно к дизайну их тоже нельзя сбрасывать со счетов. Скорее всего, потому, что его клиент занимается производством дверных ручек. Или пока не занимается, но собирается. Более красивое и интересное объяснение — архитектор, который строит дом, обнаружил, что на рынке нет ручек, достойных занять место в его проекте, и попросил дизайнера спроектировать новые. Разница между искусством и дизайном становится очевидной, если посмотреть на то, каким образом в этих двух областях мастер подходит к задаче. Дизайнер в начале проекта интересуется, есть ли рынок, каков этот рынок, что за люди будут пользоваться изделием, сколько они готовы заплатить за нее, где они живут, могут ли они купить аналоги конкурирующих производителей, что это за аналоги, хорошо ли они работают и сколько стоят.

Все эти вопросы естественны, если работа выполняется для людей. Художник тоже работает для людей, но также и в первую очередь — для себя. Теоретически художника не должно волновать, как будут продаваться картины.

На практике художника, конечно, не может не занимать этот вопрос, однако для него он вторичен и возникает уже тогда, когда картина написана. Дизайнер не может позволить откладывать этот вопрос на потом, он работает по заказу клиента, который думает о продажах постоянно.
Высокое искусство и промышленный дизайн имеют точки соприкосновения — это декоративно-прикладное искусство, сочетающее цели и свободу высокого искусства с целями и ограничениями промышленного дизайна.

К примеру, ковер Джека Ленора Ларсена представляет собой не только предмет искусства, но и настоящий ковер, который можно положить на пол. Он удовлетворяет обоим критериям одновременно.