Искусство скани и зерни на Руси

скани и зерни известно уже со II в. н. э. Интерес к этой технике не ослабевает и по сей день. За 900-летнюю историю скань претерпела множество видоизменений: от глухой до ажурной, от золота до стали. Менялись сюжеты и орнаменты.

На заре православия это обилие языческих мотивов, которые смешиваются с византийской орнаментацией и образуют причудливую русскую вязь. С развитием и распространением стилистических направлений из Западной Европы в эту причудливую вязь проникают мотивы ренессанса, барокко, рококо, классицизма.

Развивается и усложняется сама техника, и, таким образом, она может сочетаться и со вставками из драгоценных камней, и с эмальерными вставками. Золото является одним из самых благородных материалов (металлов), которые были когда-либо известны человеку. Использование его в такой сложной технике, как скань или зернь, оправданно. Золото легкоплавкий материал, он очень пластичен и достаточно экономичен.

Из небольшого количества золота можно вытянуть многометровую тончайшую проволоку, которая под умелой рукой мастера образует сложный узор из колец, завитков, пальметт и многого другого. Не зря золото и техника скани очень гармонично сочетаются в украшениях, как женских, так и мужских.

Золотой сканый украшал колты, бармы X—XII вв., оклады икон, басмы, серьги XIV—XVI вв. И чем большей являлась потребность украшать себя и свой костюм, тем невероятнее были предложения мастеров-скан- щиков. С XVI в. известны роскошные навесные пуговицы, украшенные ажурной вязью с замысловатым узором.

Чем тоньше была проволока, чем сложнее рисунок, тем более благородным и дорогим выглядело само изделие. скани из золота претерпело большие перемены. С приходом в русское прикладное искусство барочных, классицистических мотивов сложные византийские, средневековые орнаментальные мотивы начинают отступать.

В искусстве России второй половины XIX в. были попытки реанимировать древнерусское филигранное искусство, но новые материалы, с которыми экспериментировали мастера, не заинтересовали потребителя.

Еще в глубокой древности люди обратили внимание на мягкость драгоценных металлов и широко использовали это свойство при изготовлении ювелирных украшений. Ажурные или напаянные на металлический фон узоры, напоминающие легкое кружево, делали как из гладкой проволоки различной толщины, так и из проволоки, расплющенной в тонкую ленточку при помощи вальцов, или из веревочек, свитых из двух или трех металлических нитей.

Часто эти серебряные и золотые узоры украшали напаянными на них мельчайшими блестящими шариками из того же материала. Подобные изделия, относящиеся к IX—X вв., встречаются при раскопках древнерусских городов и деревенских курганов почти повсеместно. От старого русского слова «скань», т. е. сучить, свивать нити, этот технический прием получил название «скань», а выполненные им изделия называют «скаными».

Ассортимент сканых изделий очень многообразен: массивные подносы и шкатулки; ажурные, легкие сухарницы, коробочки, ларчики, корзиночки и солонки; цепи, пряжки и пояса; пуговицы разной величины, от маленьких, с горошину, до крупных, с куриное яйцо; браслеты, перстни, серьги, броши, ожерелья, запонки; ярлыки и украшения для пробок винных бутылок, игольники, футляры для ножниц, ложки-ситечки, ручки для пера, сумочки, кошельки и портсигары; оклады икон и церковных книг, лампады и кадильницы.

Трудно перечислить все множество предметов, которые в разное время, в разных художественных центрах создавались из легких, как кружево, ажурных узоров или покрывались ими. Они украшали быт. Дешевые сканые изделия делали из красно- медной проволоки и покрывали затем позолотой или серебрили. Золото как наиболее мягкий из драгоценных металлов дает возможность получить наитончайшую проволочную нить.

Применение проволоки различной толщины и чередование гладкой и ссученной веревочки дает мастеру-сканщику возможность вносить большое разнообразие в узоры, четко выделять основной рисунок, давать различные варианты сочетания гладких и рубчатых деталей орнамента. Редко скань используется самостоятельно. Чаще всего вместе с ней можно увидеть и другой вариант декорирования, который называется «зернью». Применение зерни очень разнообразно: она бывает разбросана по всему орнаменту, окаймляет части предмета полосами, а также располагается в виде сетки, ромбов, треугольников или же образует рельефные пирамидки и грозди.

Одна из важнейших проблем для мастера-сканщика — это чистота припоя, который не должен заливать мелкие детали и тем самым нарушать четкость рисунка узоров. На очень древних предметах, выполненных из скани и зерни, припой настолько незаметен, как будто какой-то невидимый клей скрепляет отдельные детали.

Большой чистоты работы достигали и древнерусские мастера сканого дела. Утерянный секрет древней техники невидимого припоя был раскрыт исследователем профессором Ф. Я. Мишуковым. Он доказал экспериментально, что вместо припоя древние ювелиры применяли амальгаму из золота, серебра и ртути.

Изготовление сканых предметов не требует большой физической силы, а лишь исключительного терпения, внимания, четкости и точности работы. Поэтому в основном изделия выполняются женщинами-ювелирами.

Вьющийся стебель с побегами, спирально закрученные веточки или пучки трав, перехваченные колечками, — излюбленные мотивы древнерусской скани. Но каждый художественный центр нашей страны, где было развито сканое мастерство, сохраняя общность основы, имел ярко выраженные особенности орнамента.

В тонких сканых узорах, выполненных золотых и серебряных дел мастерами, улавливается близость к изделиям народного творчества, которая, несмотря на различие материала, говорит о стойкости многовековых традиций народного искусства. Скань делалась почти повсеместно, но в одних центрах она занимала ведущее место, в других встречалась в виде исключения.

Самыми значительными центрами, как удалось установить, были Новгород, Москва и города русского Севера. Каждый из этих центров отличается особенностями орнаментов, и в каждом из них расцвет сканого мастерства, как и вообще серебряного дела, приходится на разное время, в зависимости от экономического и политического положения того или иного города.

Великого Новгорода во всех своих отраслях носит ярко выраженный индивидуальный характер. Новгород был крупным центром серебряного дела на протяжении нескольких столетий. Скань широко применялась новгородскими серебряниками в XIV, XV и XVI вв. Для конца XV и XVI столетия в Новгороде характерен крупных сердец, образованных соединенными по два спиральными завитками и равномерно расположенных на фоне, сплошь заполненном мельчайшими кружками из тонкой скани.

Для новгородских сканщиков XVI в. характерен прием, дающий мастеру возможность выделить некоторые части узоров широкой, как бы проведенной кистью полосой, образованной тремя нитями: тонкая витая веревочка между двумя гладкими. Так же, как и сердцевидный орнамент, основной располагается на фоне мельчайших сканых кружков.

Иногда сканый или сканый с эмалью развертывается на матовом фоне, прочеканенном особым инструментом — канфарником: стилизованные цветы и травы, поднимающиеся из кольца, как бы из устья вазы, легкие стебли с побегами, трилистниками с трехлопастными зубчатыми лепестками. Иногда орнамент легкостью и изяществом напоминает о том, что в XVI в. культура и Новгорода были тесно связаны с Москвой, занимавшей ведущее место в ювелирном деле страны. И здесь золотое дело отличалось ажурностью орнамента и сложностью работы.

Расцвет сканого мастерства в Москве приходится на XV и XVI вв., но и значительно позднее, в XVIII, XIX и XX вв., встречается много высококачественных работ.

Московская скань второй половины XVI и всего XVII столетия почти всегда полихромна. Она неразрывно связана с яркой, многоцветной эмалью, для которой служит обрамлением.

В XVIII в. московская скань сильно изменяет свой характер. Она редко бывает расцвечена эмалью, сканый большей частью делается ажурным, не припаивается к фону, а в случае надобности накладывается на металлическую эмалевую или стеклянную основу.

Московских сканых изделий последней четверти XVIII в. сохранилось очень много. Для них особенно характерен узор сетки из четырехлепестковых цветков. В орнамент обильно вводится зернь, которая украшает цветки, окаймляет края предметов прямыми и ломаными полосами, обрамляет медальоны, заполняет сплошь круги или полусферические выпуклости на рамах.

В первые годы XIX в. часто делали сканый орнамент из прямых вертикальных, довольно толстых полос гладкой плющеной проволоки, между которыми расположены плотные вертикальные прямые стебли из свитой в жгут скани, густо усеянные с двух сторон мелкими отростками в виде листиков и с круто свернутыми спирально концами в виде плотного кружка с отверстием посередине.

Зернь применяется в эти годы в еще большем количестве, чем в XVIII в. Часто встречается орнамент сетки, сплошь усеянной мелкой зернью. Излюбленный мотив сканых изделий Древней Руси — спирально изогнутые стебли с мелкими отростками и непрерывно вьющийся стебель с побегами с двух сторон — часто применяется сканщиками начала XIX в., конец каждого отростка они украшают зернышком зерни, а иногда и весь стебель сплошь покрывается полосой блестящих шариков.

В 30—40-х годах XIX в. основной сканого ажурного орнамента резко выделяется толстой плющеной проволокой, блестящей и гладкой, рельефно выступающей на фоне мелких сканых завитков.

В последней четверти XIX в. русские серебряники в поисках национальных русских форм и орнаментов возвращаются к старой технике эмали по сканому орнаменту.

Сканые изделия северных русских городов отличаются особенностями орнамента, сближающими их с народным искусством русского Севера. Заметно стремление к округлым линиям, листья изгибаются, превращаясь в круги, ножкам- цветкам ларца или солонки придается почти шарообразная форма. Мотив свернувшегося листа, образующего круг, характерный для великоустюжской серебряной скани, встречается и в яркой росписи северной деревянной посуды и прялок.

На сегодняшний день традиции скани хранятся некоторыми промыслами, такими как Красносельский, Казаковский, Мстерский и Софринский. На сегодняшний день художественно-промышленное предприятие Русской Православной Церкви «Софрино» является лидером в производстве предметов церковного культа.

Красносельский ювелирный промысел Костромской области — наиболее крупный центр производства ювелирных изделий из цветных металлов, где применяются самые разные виды их обработки. Здесь выпускали и дешевые украшения (броши, серьги, кольца), и уникальные золотые вещи (кубки, ипзы).

Современное творчество красносельских ювелиров сохраняет ориентацию на изготовление разных видов изделий, что является своего рода традицией. Различного типа посуда (кувшины, стопки, чашечки) чередуется в ассортименте продукции с ювелирными украшениями (в последние годы появились изделия из золота). Техника скани используется для создания крупных кубков и ваз, декоративных тарелок и ювелирных украшений.

В технике филиграни на промысле впервые созданы скульптурные работы — обобщенные образы животных. Сверкающая чистым серебрением или приглушенная искусственной патиной-оксидированием, филигрань демонстрирует богатые возможности материала и неиссякаемую творческую фантазию мастеров.

Казаковская филигрань сложилась как самобытное направление обработки металла в селе Казаково Нижегородской области под прямым влиянием мастеров Красносельского промысла, которые были учителями местных ювелиров и создателями первых образцов изделий для нового промысла, начавшего свою деятельность в середине 1930-х гг.

В орнаменте казаковской филиграни прослеживаются изменение и развитие рисунка от геометрических зигзагообразных лент к мотивам растительного характера, умело переведенным в декоративные формы.

Некоторое подражание кружевоплетению перешло в откровенно металлический узор, для которого типична упругость завитков и сочленений элементов, связанных четкими конструктивными тягами. В техническом исполнении скани казаковские мастера достигли высокого уровня наборки и пайки орнамента. Он отличается чистотой и тщательностью отделки, что позволило расширить ассортимент изделий, дополнить его коробочками, шкатулками, вазочками, в которых продолжается работа над рисунком растительного орнамента.

Мстерский промысел Владимирской области развился в XIX в. Здесь обработка металла начиналась с изготовления чеканных окладов к иконам, выполненным местными живописцами, с изготовления посуды из цветных металлов с последующим серебрением и золочением. Работа с филигранью расширила декоративные возможности изделий. Ажурный орнамент стал использоваться как накладной декор в вазочках и стопках из металла.

Были сделаны попытки соединить филигрань со стеклом, для которого ажурный чехол служил оправой. Однако внутренняя разработка рисунка в контурах главных форм орнамента не получила такого богатства и разнообразия, как в изделиях красносельских и казаковских мастеров.

Изучение художественного наследия прошлого помогает современным ювелирам в создании новых по форме и содержанию произведений на основе древних национальных традиций.