Дизайнерская концепция В. Татлина в системе художественных дисциплин дерметфака

Понять творческую концепцию мастера в сложной обстановке 20-х годов, с учетом конкретной ситуации, в которой она проявлялась, помогает анализ реакции на нее со стороны представителей других концепций.

В дизайне в 20-е годы еще не было той общепринятой платформы, на которой могла бы разгораться творческая полемика различных концепций. Эта платформа еще только создавалась, причем каждый крупный мастер стремился создать общую платформу профессии на основе своего творческого кредо.

Это явно просматривается в теоретических высказываниях и проектах как тех, кто относительно широко охватывал в своей деятельности сферу дизайна (А. Родченко, Л. Лисицкий), так и тех, кто работал лишь в конкретных областях дизайна (В. Степанова, Л. Попова, А. Лавинский, А. Ган и др.). Такие кредо не просто полемически взаимодействовали друг с другом, они стремились заместить друг друга в еще только создававшемся дизайне.

Одной из наиболее развитых (а возможно, и самой развитой) в сфере дизайна в 20-е годы была концепция В. Татлина.

Татлин появился на дерметфаке осенью 1927 года, когда на факультете уточнялись структура и программа преподавания. Объединенный дерметфак был недавно образован путем слияния двух самостоятельных факультетов, кроме того, второй курс Основного отделения тогда же был передан специальным факультетам. Многое предстояло уточнить.

В штатном расписании на 1927—1928 учебный год Татлин назван в ряду других преподавателей художественнотворческих дисциплин (Г. Клуцис, И. Ламцов, Л. Лисицкий, А. Родченко, С. Чернышев), причем у него оказалась более универсальная преподавательская специализация. Против его фамилии проставлены такие предметы: практические занятия в мастерских, комплексное, специальное и дипломное проектирование.

Программа дисциплины Татлина «Культура материала вещи», отражавшая его творческую концепцию, рассматривалась и была утверждена на заседании художественной предметной комиссии 15 декабря 1927 года. Было решено ходатайствовать перед правлением Вхутеина о создании общефакультетской кафедры «Культура материала вещи» во главе с В. Е. Татлиным.

Важно подчеркнуть, что предлагалось создать общефакультетскую кафедру по тематике художественного конструирования (до этого и впоследствии профилирующие дизайнерские курсы и кафедры ориентировались лишь на одно из отделений факультета—обработка металла или дерева).

В. Татлин пришел на дерметфак, когда там уже сложилась структура художественно-дизайнерской части (подразделения, дисциплины, кадры). Основной профилирующий предмет на отделении по обработке металла вел профессор А. Родченко, на отделении по обработке дерева—профессор Л. Лисицкий. Проектированием легких деревянных и металлических сооружений руководил профессор С. Чернышев.

Общие художественно-пропедевтические дисциплины вели доцент Г. Клуцис («Цвет») и доцент И. Ламцов («Пространство»), На факультете имелись механические мастерские по обработке дерева и металла и лаборатории со своими кадрами преподавателей и мастеров.

В. Татлин оказался в сложном положении на дерметфаке. Та творческая дизайнерская концепция, с которой он пришел во Вхутеин, не ложилась на структурную сетку дерметфака с его разделением по материалу, по степени конкретизации художественных дисциплин и т. д.

Он задумывал свою кафедру, не учитывая границ между отделениями, пропедевтикой, художественным проектированием и мастерскими, стремясь включить в свои занятия со студентами и конкретное проектирование, и композиционно-пропедевтические элементы, и работу в механических мастерских. Такая «экспансия» вызвала, однако, реакцию со стороны преподавателей.

В результате если первый год пребывания Татлина на дерметфаке был временем быстрого внедрения нового преподавателя во многие стадии и стороны художественной подготовки первых дипломированных дизайнеров, то для второго года характерно сужение сферы его деятельности на факультете.

Кафедра для Татлина так и не была создана. Его постепенно загоняли в рамки его дисциплины «Культура материала», которую фактически рассматривали как одну из пропедевтических художественных дисциплин в ряду других. Преподаватели Вхутеина уже привыкли к роли и месту пропедевтических дисциплин и в программах своих курсов ориентировались на них как на подготовительный художественный этап в профессиональной подготовке студентов.

Концепция же Татлина не позволяла безболезненно вычленить из нее художественные пропедевтические дисциплины да еще передать их преподавание другим художникам.

На заседании художественной предметной комиссии дерметфака 4 октября 1928 года Татлин говорил, что все предметы художественных дисциплин, которые преподаются на факультете, необходимы для оформления вещи: «Если нет увязки между отдельными дисциплинами, то нельзя создавать вещи. Надо найти общую задачу между этими предметами, давая соответствующие задания студентам».

Татлин заявил, что все художественные дисциплины должны в единстве включаться в учебные задания. Именно так он и делал в своей дисциплине «Культура материала». Преподаватели других художественных дисциплин попросили уточнить, как эти вопросы изложены в программе дисциплины Татлина. Программа была зачитана и вызвала резкие замечания со стороны преподавателей художественного цикла (Родченко, Клуциса и Ламцова).