«Неорусский стиль» (Абрамцево, Талашкино)

Одним из направлений творческих поисков, характерных для европейской культуры второй половины 19—начала 20 века, было обращение к истокам народного творчества. Среди причин повышенного внимания к народному искусству можно выделить три основных.

Во-первых, это отражение процессов усиления национального самосознания народов, что приводило к поискам в национальной культуре таких исторических пластов и областей творчества, которые в меньшей степени были затронуты влиянием общеевропейских стилей и отражали самобытные черты культуры народа.

Во-вторых, это стремление сохранить те живые традиции народного искусства которые продолжали существовать в виде кустарных промыслов. В-третьих, это попытки противопоставить малохудожественной массовой машинной продукции изделия, одухотворенные рукой мастера-художника.

Поиски «русского стиля» интенсивно велись начиная с середины 19 века, когда архитекторы обратились к наследию допетровской культуры. Для первых вариантов «русского стиля» были характерны тщательно скопированные детали, сухость форм, измельченность общей композиции.

Архитектура явно лидировала в поисках в рамках «русского стиля». Принципиальным же отличием «неорусского стиля» конца 19—начала 20 века было то, что у его истоков стояли не архитекторы, а художники, и что основные формообразующие идеи черпались не из официального (пусть даже и древнего), а из народного искусства. Причем важнейшую роль играло то обстоятельство, что художники не просто вдохновлялись произведениями народного искусства, но и работали в тесном творческом контакте с самими народными художниками- мастерами.

Во второй половине 19 века в России сохранялось большое количество кустарных промыслов, в том числе и художественных. Убыстрившиеся процессы вытеснения изделий этих промыслов фабричной продукцией совпали по времени со все нараставшим общественным вниманием к изучению народного искусства. Записываются былины, песни, сказки и пословицы, изучаются танцы, собираются народные костюмы, вышивки, кружева, резные и расписные деревянные изделия и т. д.

Причем существенное значение имело то обстоятельство, что внимание к народному искусству не ограничивалось кругом ученых-фольклористов и любителей-собирателей, а охватило и художников, которые видели в живом народном творчестве источники вдохновения.

Именно это и повлияло самым существенным образом на общую формообразующую концепцию «неорусского стиля». Это было творческое направление, в котором в своеобразном синтезе слились высокий профессионализм художников с живыми традициями народных мастеров, что и дало неожиданный художественный эффект, выделив произведения «неорусского стиля» из общего ряда стилизаций.

Это был первый большой «призыв» художников (второй «призыв» был связан с рубежом 1910—1920-х годов) в сферу предметно-художественного творчества Первоклассные мастера изобразительного искусства обратились к прикладному искусству и архитектуре, увидев именно в этих видах творчества большие стилеобразующие возможности.

Не связанные (в отличие от архитекторов и прикладников) узкопрофессиональными традициями использования композиционных приемов и средств выразительности, художники принесли в «неорусский стиль» свободу обращения с формой, пластикой, цветом и декором.

Наибольшую известность получили два творческих объединения художников и мастеров народного искусства, связанных с усадьбами Абрамцево (под Москвой) и Талашкино (близ Смоленска).

Усадьба Абрамцево, которой в середине 19 века владел известный русский писатель С.Т. Аксаков, в 1870 году перешла к новому владельцу — С.И. Мамонтову, крупному предпринимателю и меценату.

В 1870-е годы здесь образовался кружок из представителей передовой художественной интеллигенции (В.М. Васнецов, В.Д. Поленов, Е.Д. Поленова, В.А. Серов, К.А. Коровин, И.Е. Репин, М.В. Врубель, М.В. Нестеров, позднее М.В. Якунчикова), принявшей творческое участие как в строительстве и украшении самой усадьбы, так и в деятельности созданных здесь столярной (с 1882) и керамической (с 1889) мастерских. Мастерские были организованы Е.Г. Мамонтовой, однако начиналось все с того, что она вместе с Е.Д. Лоленовой (которая затем руководила столярной мастерской) и А.С. Мамонтовым в деревнях Московской, Владимирской и Ярославской губерний зарисовывала и собирала изделия народных промыслов для музея народного искусства.