При кажущемся совпадении интересы художника и маршана в своей основе, конечно, противоположны. Не слабому художнику бороться с властью капитала, и надо ли говорить, кто в конечном счете выигрывает. У маршана есть все средства воздействия на художника: данный тип картин законтрактованного мастера пользуется особенным успехом — маршан требует от автора дальнейшей тождественной продукции, и ему дела нет до того, что в своем развитии отходит от этого стандарта, давно уже набившего ему оскомину. Если он не послушается маршана, тот не возобновит с ним договора.

Среди современных мастеров есть такие прославленные имена, что с ними и маршану приходится считаться. Для них он делает исключения, но, конечно, в известных пределах. Так, Пикассо, как известно, совершенно изменился в конце второго десятилетия XX века. Вместе с общим поворотом от кубизма к новому классицизму Пикассо неожиданно вернулся к Энгру, не оставляя, впрочем, и кубизма. Репутация его была столь велика, а поклонники были ему столь беззаветно и слепо преданы, что они вполне приняли эту мешанину, нисколько не задумываясь над вопросом, а которое же из этих двух, взаимно уничтожающих направлений, подлинно. Если хорош старый «кубистический» Пикассо, то никуда не годится новый, не имеющий ни отрицательных качеств прежнего, ни положительных — классицизма. Но Пикассо, как будто здесь нет и тени противоречий, продолжает и сейчас писать одной рукой упражнения в кубизме, а другой экзерсисы «в классическом вкусе», и то и другое под дружные аплодисменты всемирной аудитории обожателей.

Маршану это выгодно, и он ничуть не настаивает в данном случае на стандартизации во что бы то ни стало, а, потирая руки, собирает двойные барыши с дурачков слева и с дурачков справа». Я понимаю, что объегоривание подходящее занятие для торговца, — «на то и щука в море, чтобы карась не дремал». Но какова здесь роль знаменитого художника? Какова основа, внутренняя пружина этого художественного двуличия?

Говорят, что один очень известный художник, долго крепившийся, года два тому назад не выдержал и продался маршану.