А как достается музеям, их директорам и хранителям. Само собою разумеется, что те все до одного продались, потеряв последние остатки чести. О, как ненавидят неудачливые собиратели эту моду, перед которой в данное время стала на колени вся Германия от мала до велика. Да мода ли это? Не мода, а болезнь, гнусная французская болезнь, род сифилиса в искусстве, постыдная зараза, от которой нет спасения и от которой надо лечить эту поистине беснующуюся публику.

Мода на французов пришла как-то сразу. Еще в конце 1890-х годов в известном зингеровском пятитомном словаре старых и новых художников наряду с третьеклассными именами, нет даже упоминания о Дега, Сезанне, Гогене и тогда уже умершем Ван Гоге. В 1900 году упоминается Ренуар, но тут же безнадежно смешивается с каким-то однофамильцем. Но после 1900 года победного шествия французов уже ничто не могло остановить. К этому времени Германия была уже окончательно в плену у Франции, сдавшись на волю победителя.

Началось с Мане и импрессионистов. В первые годы нынешнего столетия в берлинской Национальной галерее кружку любителей новейшего французского искусства удалось организовать небольшой, но хороший отдел французских импрессионистов, в котором была такая прекрасная вещь, как «Оранжерея» Эдуарда Мане. Этот отдел сделался вскоре главным плацдармом французской экспансии. Когда директором галереи стал знаменитый Чуди, он принялся энергично пополнять это собрание новыми покупками и дарами, чем навлек на себя гнев самого Вильгельма II, публично заявившего, что не потерпит столь непатриотического предпочтения французов перед немцами. Но тут нашла коса на камень. Чуди был не из трусов и наотрез отказался от сдачи своих позиций, будучи убежденным проповедником импрессионизма и порожденных им новых течений. Ему пришлось покинуть Берлин и принять предложение занять должность директора баварских государственных музеев. В Мюнхене Чуди, не стесняемый ничем, развивает еще более энергичную деятельность в том же направлении, создав в короткий срок в городе, не имевшем до того ни одной картины французского модерниста, блестящее собрание новейших французов, превзошедшее по ценности берлинское.