Иллюстрации Матисса

Культурная традиция

В иллюстрациях к Монтерлану Матисс следует автору даже чересчур точно, показывая мир Монтерлана несколько со стороны.

Но наибольшее значение у Матисса имеют книги, в которых культурная традиция приобретает глубоко личный характер.

Три книги Матисса выражают его жизненное кредо – его самого, а не того писателя, которого он показывает зрителю (как Малларме, Бодлера, Монтерлана). Эти три книги – «Джаз», «Стихотворения Шарля Орлеанского» и «Ронсар» – факты личной биографии Матисса.


Они созданы в тяжелые для художника годы. Была война, которая коснулась его непосредственно, были болезни, которые нужно переносить со стоическим терпением, но была радость возвращения к жизни, ни с чем не сравнимая радость нового расцвета творчества. В послевоенные годы творчество Матисса достигает такой полноты мастерства, что обычные проблемы формы, которые так волнуют художника, Матисса интересовать перестали. Он спешил сказать людям все, что он знает о мире, и невольно говорил и о себе, потому что все его произведения – это он сам.

Окончательное воплощение эти поздние философские тенденции получили в «Капелле Четок». Но три упомянутые книги как бы вошли в ее замысел. «Дягаз» открыл технику декупажей, в которой сделаны витражи. «Ронсар» дал богатство растительных мотивов, ввел солнце в качестве элемента оформления, сделал возможной немыслимую свободу и легкость руки. «Стихотворения Шарля Орлеанского» оказались примером «духовного пространства» именно того типа, какое создано в «Капелле Четок».

Иллюстрации Матисса

Иллюстрации Матисса